secondwindeb5.com 2

 

Рональд Рейган

Рональд Рейган

Рональд Рейган (1911 - 2004)

Рональд Уилсон Рейган (Ronald Reagan) - 40-й президент США - родился 6 февраля 1911 года в Тампико (штат Иллинойс), умер 5 июня 2004 года в Лос-Анджелесе (штат Калифорния). Президент США с 20 января 1981-го по 20 января 1989 года.

Рональд У. Рейган был - после Дуайта Д. Эйзенхауэ­ра - вторым президентом американской послевоенной истории, который правил два срока. Он ушел с долж­ности, имея высокий общественный авторитет, и значи­тельно способствовал тому, чтобы его вице-президент в 1988 году был избран его преемником. Если следовать комментариям некоторых журналистов, политологов и историков, то никакой другой президент после Фран­клина Д. Рузвельта не осуществил больших перемен в американской политике, чем он. Речь шла о «консерва­тивной революции», и даже о «революции Рейгана». Президент в начале своего первого срока пребывания в должности сам задал тон ударом литавр, когда заявил, что либерализм потерпел полное банкротство и что госу­дарство более не является решением для проблем, а само стало проблемой. Поэтому это дело времени - остано­вить рост государства и повернуть его назад.

Действительно ли при Рейгане состоялась «консервативная революция»? Этот вопрос определил структуру последующей биографии Рональда Рейгана. При этом, прежде всего, следует выяснить, что собственно, надо понимать под «консервативным» или противополож­ностью этого «либеральным». Оба понятия прочно во­шли в повседневный язык, они расплывчаты и считаются ничего не говорящими категориями, но в то же время содержат столько смысла, что могли быть разумно ис­пользованы для характеристики и отличия различных политических содержаний и положений вещей. В то вре­мя, как в Старом Свете либерализм уходит корнями в традицию «государства как сторожа» XIX века и стре­мится к минимальному вмешательству государства в эко­номику и общество, т. е. к государственной воздержанности, в Соединенных Штатах под «либеральными понимается как раз противоположное, а именно, пози­тивная позиция по отношению к активному социальному государству. В отличие от этого в США «консерватив­ный» обозначает принципиальную оппозицию вмеша­тельствам (федерального) государства в экономику и общество и подчеркивает самостоятельность отдельных штатов и коммун и одновременно активную социальную деятельность частных организаций, союзов и учрежде­ний. Конкретнее: в социальной и экономической поли­тике американский консерватизм приближается к таким ключевым словам, как отмена, государственных заказов и расходов, снижение налогов, уравновешенный государственный бюджет, свободная игра рыночных сил и дерегуляция, дебюрократизация и свободная торговля. К этому в сфере социально-моральных вопросов до­бавляется оживление американской семьи и связанных с ней ценностей, а также возврат к «доброй старой мора­ли», а именно: выступление за общую утреннюю школь­ную молитву, против порнографии, гомосексуализма, абортов и преступности на улицах. Понятийно сбивает с толку то, что «консервативный» в международных от­ношениях означает как раз интервенционистскую внеш­нюю политику, «политику силы» и политику сильного государства, конкретно же - борьбу с коммунизмом, Советским Союзом и терроризмом, враждебность к политике разрядки, а также повышение военных рас­ходов .

Когда Рональд Рейган в 1976 году тщетно, а в 1980 году успешно боролся за должность президента, казалось, что общество и политика Соединенных Штатов переставили стрелки на консервативный поворот. Начиная с конца 60-х годов, наблюдатели выборов отмечали, что либераль­ные твердыни разрушались, а консерватизм на основе социально-структурных изменений, наоборот, все более укреплялся. Структурные преобразования наблюдались в американской экономике, а именно: упадок горной промышленности и старой промышленности, производя­щей товары массового потребления, и подъем новых от­раслей промышленности, нефтяной и химической про­мышленности, электронной промышленности, но прежде всего - расширение третичной и четвертичной сферы, разнообразных предприятий бытовых услуг и промыш­ленности культуры и образования.

Результаты выборов 1980 и 1984 года показали, что Рейган смог проникнуть в традиционный оплот избира­телей-демократов и, по сравнению с предыдущим рес­публиканским кандидатом на пост президента, найти большую поддержку у католико-этнических избирате­лей, у организованных в профсоюзы рабочих, женщин, у молодежи и на Юге. Движущая сила коалиции избирателей Рейгана в 1980 и 1984 годах, к которой также принадлежали «демократы Рейгана», складывалась на основе тех социоэкономических и демографических из­менений, которые протекали в стране в 60-е и 70-е годы. Ее пружиной были структурное преобразование, рост экономики, социальный подъем и перемещение современной промышленности в район «солнечного пояса», который простирался от Джорджии на побережье Атлан­тического океана через Техас к Южной и Центральной Калифорнии. К тому же, к коалиции избирателей Рейга­на уже в 1980 году (и особенно четко это проявилось в 1984 году) примкнула группа избирателей, которая до этого выделялась воздержанием от голосования, однако была активизирована консервативной риторикой канди­дата в президенты: белые протестантские «возрожденные» христиане в штатах Юга и Среднего Запада, сплочен­ные в церковные общины, преимущественно баптистские, вокруг харизматичных телевизионных проповедников, таких как Пэт Робертсон или Джерри Фолуэлл (президента «нравственного большинства» консервативно-протестантской организации предвыборной борьбы).

Наряду с преобразованиями в социальной и экономической структуре Соединенных Штатов, в 1980 году су­ществовали также и актуальные причины для победы Рейгана в выборах. Его успех следует оценивать в большей степени как неприятие Джимми Картера, чем как одобрение нового президента. Так критическое положе­ние американской экономики решительным образом определило поведение избирателей. В год выборов ин­декс инфляции составлял 14%, квота безработных 8%, реальный доход рабочих и служащих сокращался. Со­ветская оккупация Афганистана в декабре 1979 года и тегеранская история с заложниками были восприняты как глубокое унижение американской национальной гор­дости. Перед лицом бедственной экологической, соци­альной и внешнеполитической ситуации в США, по край­ней мере, общественность восприняла ее как таковую, возрастал спрос на активное политическое руководство, и Рональд Рейган мог осуществить его намного лучше, чем Джимми Картер. В действительности Рейгана как блестящего участника предвыборной борьбы и опытного политика недооценивали не только европейская пресса, американские журналисты и политические консультан­ты, но и президент Картер. Предубеждение, что респуб­ликанский кандидат является не более чем посредствен­ным актером, не учитывало того факта, что Рональд Рейган в силу своей биографии и политической карьеры был наилучшим образом подготовлен к должности пре­зидента. Это проявилось также в том, как консервативный республиканец сумел превратить свою победу на выборах - 50,7% голосов за него и 41% за Картера - в политический мандат и в первом полугодии своего прези­дентства развил бешеную скорость при принятии поли­тических решений. Предвыборная борьба 1984 года против бесцветного демократического претендента Уолтера Мондейла, впервые выступившего с кандидатом на пост вице-президента женского пола, закончилась победой, при этом Рейган получил 58,8% голосов против 40,5% и 523 голоса против 13 в выборной коллегии. К умениям, которыми должен был располагать современный президент во второй половине XX столетия, чтобы иметь успех, относилось:

  1. Уметь устанавливать приоритеты, отделять важное от неважного, т. е. знать, чего он хочет, и при этом не упус­кать из виду, чего он может добиться;
  2. идти на компро­миссы и тем самым устанавливать консенсус, т. е. посту­пать прагматично;
  3. создавать коалиции и находить большинство в собственной администрации, в Конгрессе и среди общественности, т, е. убеждать людей, располагать их к себе, завоевывать и знакомить со своим обращением, и со своими речами.

Именно эти качества усвоил Рональд Рейган за свою долгую политическую карьеру. Рональд Уилсон Рейган родился, в семье со скромным финансовым положением. Его родители, дедушка и бабушка были ирландского, шотландского и английского происхожде­ния. Детские и юношеские годы он провел в маленьких провинциальных городках Иллинойса, помимо города, где родился, еще в Моимауте, Диксоне и, наконец, в Юерике, где с 1928 по 1932 год посещал колледж. Это был регион Соединенных Штатов на Среднем Западе, где молодой растущий человек превосходно мог усвоить и внутренне почувствовать основы американской идеоло­гии: индивидуализм, веру в то, что каждый сам является кузнецом своего счастья, и глубокий скепсис к централь­ному правительству в далеком Вашингтоне.

Рейган - актер
Рейган - актер

После окончания колледжа, Рейган стал спортивным комментатором, сначала один год на маленькой радио­станции в Дейвенпорте (штат Айова), потом на более крупной радиостанции NBC в Деи-Де-Муане того же штата. Это были годы обучения мастерству, за которое Рейган в конечном счете снискал славу «великого коммуникатора». В 1937 году он переехал в Голливуд, где началась его 30-летняя карьера в кино и на телевидении. Для его политического развития также важно было то, что он стал активным профсоюзным деятелем и в 1947 году пре­зидентом профсоюза киноактеров. Эта деятельность на­учила его вести переговоры (также по тарифу) и разви­ла инстинкт, когда следует оставаться непреклонным, а когда следует пойти на компромисс. В 1952 году он же­нился на своей коллеге, актрисе Нэнси Дэвис.

Два года спустя Рейган стал работать по договору в фирме «Дженерал Электрик», чтобы помимо прочего вести телевизионную программу «Дженерал Электрик Театр». В договор входило также то, что 16 недель в году Рейган должен был ездить по производственным отделам предприятия, чтобы выступать на производствен­ных собраниях и таким образом улучшать производ­ственный климат и стимулировать идентификацию слу­жащих с фирмой. Его стандартная речь содержала также и политическое обращение: он подчеркивал значение ин­дивидуума, восхвалял идеалы американской демокра­тии, предостерегал от коммунистической угрозы и опас­ности сильно разрастающегося социального государства. В 1962 году Рейган, первоначально считавший себя демократом в духе Рузвельта, официально сменил свою партийную принадлежность и стал республиканцем.

Не было случайностью и то, что опытный в средствах массовой информации Рейган в 1965 - 1966 гг. баллоти­ровался на пост губернатора именно Калифорнии: здесь, в сравнении с другими штатами, персонализация поли­тика продвинулась далеко вперед, и партии играли от­носительно небольшую роль. Хотя Рейган был известен как сторонник Барри Голдуотера, провалившегося в 1964 году архиконсервативного кандидата в президенты от респуб­ликанцев, он вел умеренную, однако однозначно кон­сервативную предвыборную борьбу. Выступал за воз­вращение к старой доброй морали, к закону и порядку по отношению к волнующимся студентам и университе­там, за сокращение бюджета штата Калифорния и за обратное перемещение ответственности на коммуны и граждан. За 8 лет пребывания Рейгана на посту губерна­тора Калифорнии, в его стиле руководства и в содержа­нии политики выявились многие характерные черты, ко­торые позже характеризовали его президентство. Он возглавлял исполнительную власть как председатель на­блюдательного совета, подчеркивал свои консерватив­ные принципы, умел установить приоритеты, но не вме­шивался в частности администрации и законодательного процесса. Губернатор повторно обращался прямо к из­бирателям, чтобы оказывать, таким образом, давление на обе палаты законодательной власти. В спорных случаях он умел действовать прагматически, заключать компромиссы и находить большинство. Вопреки его консервативной предвыборной риторике за два срока пребывания на посту гу­бернатора повысились налоги, удвоился бюджет штата и не уменьшилось число государственных служащих.

И опять же способности Рейгана как специалиста средств массовой информации и коммуникатора выровняли его путь в Белый дом. Его ловкое выступление как политика-гражданина нашли большой отклик в рес­публиканской партии. После того, как в 1976 году он с 111 голосами (из 2257) на республиканском съезде про­играл президенту Джералду Форду выдвижение, в 1980 году он выиграл 29 из 34 туров и добился успеха на партийном конгрессе.

Большой успех как оратора объяснялся еще и тем, что его риторика основывалась на фундаментальных убеж­дениях. Он был актером с политическими принципами, который умел себя самого и свою политику идентифици­ровать с американскими ценностями и традициями. К его личным качествам относились спокойная уверенность в себе и оптимизм.

Его энергичная манера и целая лавина кадровых и политических деловых решений в первые месяцы после избрания усилили впечатление общественности, что с вступлением в должность нового президента пришел по­литический поворот, даже разразилась «консервативная революция». Что, прежде всего, удалось Рейгану, так это восстановить утерянную веру в институт президента как институт, в котором формируется и проводится нацио­нальная политика. В одном интервью с «Фоген» прези­дент объяснил, что метод его руководства состоит в окру­жении себя выдающимися личностями, сохранении авторитета и невмешательстве, пока его политика прово­дится правильно. Действительно, президент был отклю­чен от ежедневного административного хода событий, что сначала превосходно функционировало, но на вто­ром сроке привело к скандалу Иран - контрас, который ясно показал, что президент не является больше хозяи­ном Белого дома.

Насколько блестяще Рейган и его ближайшие совет­ники были подготовлены к президентству, показала их кадровая политика 1980 - 1981 гг. Особое внимание уде­лялось тому, чтобы ниже уровня кабинета стояли по­сланники президента, которые преследовали политику Белого дома. Этих высокопоставленных чиновников, пе­ред тем как они пошли в свои министерства, по-настоя­щему тренировали доверенные Рейгана. 300 важнейших кадровых назначений базировались на критерии партийной принадлежности, такого не было с 1960 года: более 80% всех вновь назначенных были республиканцами, только 3% демократами (среди них такая консерватив­ная женщина, как посол Объединенных Наций Джин Киркпатрик). И в этой сфере второй срок президентства наметил перелом, коррупция играла все большую роль. До конца 1986 года более 100 членов администрации Рей­гана были уволены по этой причине или находились под обвинением.

В первый срок пребывания в должности, президент был окружен двумя кольцами советников. Внутреннее кольцо составляло так называемая тройка, а именно: Джеймс Бейкер как начальник штаба, Эдвард Миз -  шеф кабинета, и Майкл Дивер, ответственный за связи с об­щественностью. Второе кольцо состояло из тех, кто до­кладывал тройке, но сам не имел доступа к президенту. В 1980 году под руководством Миза было образовано 7 комитетов кабинета, чтобы таким путем привязать чле­нов кабинета к Белому дому и избежать ошибок адми­нистрации Картера, когда члены кабинета публично спо­рили друг с другом. В апреле 1985 года эти 7 комитетов кабинета были переоборудованы в 2, а именно: совет по внутренней политике и совет по экономической полити­ке. Члены кабинета теперь, однако, все больше игнори­ровали соглашения, принятые в этих советах. Прямо в начале президентства Рейгана был упрощен бюджетный процесс внутри исполнительной власти, централизован и политизирован в ведомстве по менеджменту и бюджету под руководством Дэвида Стокмана. Вообще, админис­тративно-организационные мероприятия в органах ис­полнительной власти после 1980 - 1981 года были направ­лены на то, чтобы централизовать власть в Белом доме и программно привязать политических чиновников, воз­главляющих учреждения. Во время второго срока прези­дентства Рейгана эта концепция обернулась сверхцентра­лизацией вследствие того, что место тройки занял один-единственный человек Дональд Рейган, который был менее компетентен, чем его предшественники, и не способен к коллективному руководству. Энергичная и честолюбивая первая леди Нэнси Рейган также явно все больше влияла на план-график своего мужа, при этом она привлекала гороскопы и доверяла советам астроло­гов. Авторитет президента и его института страдал из-за аферы Иран - контрас, краха биржи в октябре 1987 года и стремительно возрастающего дефицита бюджета и внеш­ней торговли. Начальник штаба Дональд Рейган вынуж­ден был, в конце концов, уйти в отставку и был заменен политически опытным бывшим лидером республиканского большинства в сенате Говардом Бейкером.

В Белом доме в законодательном бюро по связям, Рей­ган собрал профессиональную команду, которая во гла­ве с Максом Фридерсдорфом вначале чрезвычайно эф­фективно умела обходиться с парламентом. Удалось создать в обеих палатах независимую от партии коали­цию голосования, которая поддерживала экономическую и социальную политику Рейгана, но, прежде всего, его проекты бюджета. С самого начала Рейган и его сотруд­ники умело связали друг с другом прямое воздействие на Конгресс и косвенное давление на парламент посред­ством мобилизации общественности. Первые 6 месяцев правления Рейгана были отмечены захватывающими дух успехами в Конгрессе. Однако эта коалиция голосова­ния распалась скоро вследствие грозящего дефицита бюд­жета и начинающегося глубокого экономического кризи­са. Во второй срок своего президентства Рейган старался сохранить успехи голосования первых лет. В действи­тельности Конгресс, в котором с 1986 года в обеих пала­тах снова большинство составляли демократы, все боль­ше определял содержание политики. Рейган вовсе не стал самым преуспевающим законодателем после Фран­клина Д. Рузвельта и Линдона Б. Джонсона, как это утверждала легенда, созданная консервативными жур­налистами в первый год президентства Рейгана. Более того, он занимает предпоследнее место среди семи прези­дентов с 1953 года относительно поддержки в Конгрессе.

Больше Рейган преуспел в размещении своих предпо­читаемых кандидатов на судейских стульях федерально­го суда. Однако в силу конституционно-правового обя­зательного согласия сената при назначении судей президент вынужден был вести очень осторожную прак­тику, как показало неудавшееся выдвижение Роберта Борка в Верховный суд. Тем не менее, Рейгану удалось заменить новыми лицами почти половину всех судейских мест в окружных и апелляционных судах, а также 3 из 9 мест в Верховном суде. Большинство этих юристов были консерваторами, но вовсе не обязательно догмати­ками, и уж тем более они не были закоснелыми идеоло­гически.

Ударом в литавры Рейган возвестил о начале своего президентства, и его первоначальные успехи в экономи­ческой и социальной политике в Конгрессе производили впечатление «консервативной революции». Однако и здесь следует различать два срока пребывания в должности, а также 2 президентства. Конгресс функционировал как либеральный тормозной кондуктор, так что консерва­тивная политика Рейгана не могла быть осуществлена в неразбавленном виде.

Ядро провозглашенной революции Рейгана составля­ла «рейганомика», ориентированная на предложение эко­номической программы, которая понималась как ответ на экономические проблемы 70-х годов. Согласно ей, дол­жны были быть значительно снижены налоги, предложе­ны возможности амортизации и вычеркнуты или упро­щены, препятствующие инвестициям государственные предписания, чтобы вызвать рост экономики. Потери до­ходов должны были быть краткосрочно предотвращены экономией на социальных программах, а долгосрочные - покрываться увеличением доходов из расширяющего­ся народного хозяйства - и все это при уравновешенном бюджете. Было совершенно ясно, что здесь возникнут целевые конфликты, тем более, что одновременно долж­ны были значительно возрасти оборонные расходы.

Рейган действительно добился принятия основных по­ложений своей экономической программы с утверждени­ем бюджета на первое полугодие 1981 года. Было реше­но сократить налоги на 25%, 5% в первом и по 10% в два последующих года. С 1985 года налоги были индексиро­ваны с темпом инфляционного роста цен, так что за обесцениванием денег не следовало больше автоматичес­ки повышение реальных налогов. Налоговая квота дей­ствительно снизилась для большинства налогоплатель­щиков. Однако, не в последнюю очередь перед лицом угрожающе растущего дефицита бюджета, еще при Рей­гане было предпринято 13 повышений налогов, которые отменили почти четверть сокращений налогов. К этому прибавилось повышение взносов по социальному страхо­ванию, В общем, налоговые поступления как процент совокупного общественного продукта снизились за время президентства Рейгана с 20 до 18,6%, что примерно соот­ветствовало доле сразу после второй мировой войны.

То, что «консервативная революция» не состоялась, нагляднее всего демонстрирует тот факт, что объем феде­рального бюджета при Рейгане постоянно возрастал, а именно, с 699,1 миллиарда долларов в 1980 году до 859,3 миллиарда долларов в 1987 году (соответственно стои­мости доллара в 1982 году). Если даже не принимать в расчет военные расходы, то бюджет в этот период вырос с 535,1 до 609,5 миллиарда долларов. При этом дефицит государственного бюджета временами полностью уходил из-под контроля и достиг в 1986 году рекордной высоты в 221 миллиард долларов. В этом дефиците государ­ственного бюджета вследствие снижения налогов и од­новременно повышения расходов был повинен сам пре­зидент, который, как консерватор, твердо придерживался принципа уравновешенного государственного бюджета и хотел его видеть закрепленным в конституции.

Сокращений социальных программ было давно недо­статочно, чтобы удерживать разрастающуюся дыру в бюджете. Характерно, что сильнее всего сокращены были те программы, которые касались самых бедных и хуже остальных организованных групп населения, которые к тому же принимали наименьшее участие в выборах пре­зидента или в Конгресс. Продовольственные карточки были отменены, и пособия для матерей-одиночек значи­тельно сокращены. Одновременно социальные програм­мы, полезные для среднего слоя, остались почти неиз­менными, так же как и пенсионное страхование и связанное с ним страхование на случай болезни. При Рейгане в американском обществе произошла поляриза­ция между бедными и богатыми, перераспределение в пользу богатых, в то время как одновременно увеличи­лось число тех, кто жил ниже границы бедности.

Из-за протеста Конгресса потерпела неудачу самая крупная программа децентрализации в истории западной демократии, «новый федерализм» Рейгана, которая имела целью как значительное сокращение федеральных отчислений, так и «обратный» перевод социально-госу­дарственных задач и одновременно налоговых ресурсов на отдельные штаты. Сокращение федеральных субси­дий штатам было,  значительным в сфере жи­лищного строительства и городского развития. Темпы роста федеральных средств, в штатах номинально замедлились уже при администрации Кар­тера, реально же в результате высокого темпа инфляции даже снизились. Годы президентства Картера, могут рассматриваться как переходный период к «ново­му федерализму» Рейгана. Это также относится к сфере политики дерегуляции: здесь отмена предпринятых в федерально-государственном масштабе ограничений кон­куренции в воздушном и автомобильном сообщении на­чалась еще при Картере и была продолжена при Рейгане упразднением положений о защите окружающей среды и об охране труда.

Администрация Рейгана успешно боролась с инфля­цией и безработицей. Индекс инфляции снизился с 12,5% в 1980 году до 4,5% в 1988 году. Квота безработных в этот же период опустилась с 7 до 5,4%. Было создано 18 миллионов новых рабочих мест, хотя многие места приходились на группу с самым низким доходом. При этом не следует забывать о том, что экономический подъем следовал за тяжелым спадом 1981 - 1982 гг. (с квотой безработных в 10%) и что стремительно, почти драмати­чески возрастал внешнеторговый дефицит.

Совершенно в духе консервативной политики было огромное повышение военных расходов, направленных против Советского Союза, вступление которого в Афга­нистан было соответственно инструментализировано. Так­же и здесь, еще при Картере, началась беспримерная программа вооружения, которой нужно было встретить советскую угрозу, поставить на место «империю зла» (так Рейган публично назвал Советский Союз). Прези­дент предоставил также полную свободу действий сек­ретным службам, особенно ЦРУ под руководством Уиль­яма Кейси, в стимулировании сопротивления в сфере советского влияния и в поддержке антикоммунистичес­ких партизанских сил в «третьем мире». В этой поли­тике сначала, казалось, не было места для разоружения и контроля вооружений. Только после того, как амери­канский военный вес повысился по отношению к Советскому Союзу - прежде всего благодаря начавшемуся с 1983 года размещению ракет средней дальности в Запад­ной Европе, Рейган смог во время своего второго срока пребывания на посту президента вести с Советским Со­юзом переговоры с позиции силы. Последовали 4 конфе­ренции на высшем уровне, заключение договора о РСМД, успехи в ограничении стратегических вооружений и в обоюдных внешних инспекциях. Однако уже в 1982 году в Конгрессе образовалась широкая коалиция, которая сначала урезала наполовину требуемый президентом темп роста в военном бюджете, а с 1984 года полностью ис­ключила его. Из-за высоких темпов вооружения, резко изменилось общественное мнение, и тревога за огромные дефициты бюджета, которые привели к взрывообразному росту государственных долгов, все больше определя­ла все области политики, в том числе и политику оборо­ны. За другими исследованиями остается право выяснить, была ли программа вооружения администрации Рейгана действительно направлена первоначально против Советского Союза или, как предполагает Э.О. Чемпил, долж­на была сознательно служить рычагом для ликвидации американского социального государства.

Внешняя политика Рейгана являлась уклончиво анти­коммунистической, как она проявилась не только по отношению к Советскому Союзу, но и в ее первоначаль­ных идеологически-закоснелых чертах также и по отно­шению к Центральной Америке и особенно к сандинистам в Никарагуа. То, что при Рейгане осуществлялась политика разрядки, относится к парадоксам его прези­дентства. Борьба за власть с Советским Союзом была выиграна, потому что пришедший в 1985 году к правле­нию Михаил Горбачев, закончил свою экспансионист­скую мировую политику и, благодаря реформам, при­близил конец Советского Союза и Варшавского договора. Рейган прикрепил, правда, эту победу на свой флаг, однако она была в большей степени подарена Горбаче­вым, чем завоевана. Остальные достижения во внешней политике происходили, в основном, посредством симво­лических акций, как, например, вторжение на малень­кий остров Гренада в 1983 году, которое должно было положить конец влиянию Кубы на Карибском море, и воздушная бомбардировка Ливии в 1986 году как мера наказания обвиненной в терроризме страны. При этом американская внешняя политика в основном осталась гибкой и прагматичной, как показал быстрый вывод американских войск из Бейрута после покушения с применением бомбы, в котором было убито 200 американ­ских солдат. Как раз в сфере внешней политики конку­рировали различные политические институты, такие как Совет Национальной Безопасности, министерство инос­транных дел, министерство обороны, ЦРУ и сотрудники Белого дома. Именно эта ситуация сделала возможной аферу Иран - контрас, о которой стало известно в 1986 году благодаря иностранным сообщениям в прессе. Вопреки возражениям министра иностранных дел Джорджа Шульца и министра обороны Каспара Вайнбергера, США тайно поставляли оружие и боеприпасы Ирану, который с 1980 года вел войну против Ирака. Целью было, таким образом, освободить американских граж­дан, которые удерживались Ираном в качестве заложни­ков, что, однако, удалось в одном-единственном случае. Прибыли от сделки с оружием, очевидно по инициативе подполковника Оливера Норта, который был сотрудни­ком Совета Национальной Безопасности в Белом доме, использовались ЦРУ для поддержки никарагуанских контрас, ведущих партизанскую войну против сандинистского правительства. Конгресс расследовал эти неле­гальные и противоречащие конституции действия в 1986 и 1987 гг., но не смог доказать непосредственного учас­тия в этом президента. Учитывая травматический опыт уотергейтской истории, Конгресс опасался процесса по смещению с должности все еще популярного президента, который восстановил веру Америки в себя. Демократи­ческий депутат Шредер говорил в этой связи о «тефлоновом президентстве» Рейгана, с которого соскальзы­вают все плохие известия.

Характерным для политического прагматизма Рейга­на было то, что он демонстративно держался в стороне от социально-моральных вопросов, как, например, допуск утренней молитвы в государственных школах или запрет абортов. Вопреки настоянию своих христианско-консервативных сторонников он ограничивался риторическими высказываниями, но не проявлял конкретной инициати­вы. Эмоции, таящиеся в этих конфликтных вопросах, могли бы легко привести к поляризации и поставить под угрозу экономическую и социальную политику в Кон­грессе. В конкретной политике эти социально-моральные вопросы, которые характеризовали определенные кон­сервативные позиции, не имели для Рейгана приоритета.

Президентство Рейгана было отмечено парадоксами: как консерватор президент создал большую в американ­ской истории гору долгов. Несмотря на принципиаль­ный поворот «рейганомики» против заклейменного как «социалистическое» кейнсианства, с помощью вооруже­ния была создана массивная инвестиционная программа, которая по своему экономическому воздействию своди­лась к «военному кейнсианству». Если в начале своего президентства Рейган видел в Советском Союзе еще «империю зла», то в 1987 - 1988 гг. взаимопонимание с этой страной стояло на переднем плане. Хотя Рейган способствовал убеждению общественности в том, что федераль­ное правительство неспособно решать актуальные про­блемы, он, однако, оживил институт президента и показал, что политическая система реагирует на президента.

Сами противоречия и целевые конфликты, заложен­ные в рейгановском консерватизме, содействовали его крушению. То, что консервативная претензия, как ее риторически блестяще представил Рейган, не осуществи­лась, проявляется во многих аспектах: социальное госу­дарство «нового курса» по-прежнему существовало, кон­цепция Рейгана «новый федерализм», по существу, провалилась. Социально-моральные вопросы, стоящие на самом верху повестки дня «новых правых», не были приняты Рейганом. В вопросах гражданских прав, эман­сипации женщин и контроле за рождаемостью, американ­ская общественность осталась либеральной.

Число федеральных чиновников с 1980 по 1987 год возросло на 3%. Если в предвыборной борьбе 1980 года Рейган обещал ликвидировать министерства энергетики и образования, то это обещание не только не было вы­полнено, но и было создано еще одно министерство по делам ветеранов. Вместо запланированных 11 министерств, в конце президентского срока Рейгана существовало 14 министерств, федеральное правительство не сократилось, а увеличилось. Также и в партийной системе и в общественном мнении в 80-е годы не наблюдалось консерва­тивного перелома: демократическая партия господство­вала в палате представителей и в большинстве штатов.

Что изменилось при Рейгане и что создавало види­мость «консервативной революции», так это темы, стоя­щие в центре политической дискуссии. Эти изменения, как метко подметил Курт Л. Шелл, были равны смене образцов. Что выставлялось для дискуссии, так это была экспансия социального государства, критически выясня­лись его объем и его функции. Что политический дух времени изменился еще при Картере, видно по тому, как беззаботно прежде либеральные демократы присоедини­лись к политике экономии и дерегуляции.

При подготовке материала использовалась статья Петера Лёше "Президент "консервативной революции".