secondwindeb5.com 2

 

Джон Калвин Кулидж

Джон Калвин Кулидж
Джон Калвин Кулидж (1872 - 1933)

Джон Калвин Кулидж младший (John Calvin Coolidge Jr.) - 30-й президент США - родился 4 июля 1872 года в Плимуте (штат Вермонт), умер 5 января 1933 года в Нортхэмптоне (штат Массачусетс). Президент США со 2 августа 1923-го по 4 марта 1929 года.

Калвин Кулидж был выходцем из сельского Вермонта, из среды, традиционно связанной с Новой Англией. Его отец, фермер, владелец лавки и почты, очень влиял на воспитание юного Кулиджа. Его мать умерла в 1885 году, когда Кулиджу было 13 лет. Он посещал респектабельный колледж Эмерст. С 1898 года был ад­вокатом в Нортхэмптоне (штат Массачусетс). Одновременно честолюбивый молодой республиканец, начал политичес­кую карьеру сначала на городском уровне в Нортхэмп­тоне (городской адвокат, позже мер) и вскоре в штате Массачусетс как депутат, с 1912 года - как сенатор, наконец, в 1916 - 1918 гг. он стал вице-губернатором, а в 1919 - 1920 гг. - губернатором Массачусетса.

Кулидж был консерватором, выступал за традиционные требования республиканцев и восхищался преуспевающими деловы­ми людьми, представления о ценностях которых были и его представлениями. Он не имел возражений против улучшений условий жизни общества, если это мало стоило.

Во времена неспокойного политического настроения после окончания войны и преследования любых радика­лов, Кулидж, будучи губернатором, добился националь­ной известности, когда в 1919 году жестко и энергично действовал против бастующих полицейских. Общеизвестна была его телеграмма лидеру профсоюза Гомперсу с изре­чением: «Никто нигде и никогда не имеет права на за­бастовку против общественной безопасности». Репута­ции защитника закона и порядка Кулидж обязан выдвижением в качестве кандидата на пост вице-прези­дента в 1920 году на национальном конвенте республи­канцев. На новый пост был избран вместе с Гардингом. Благодаря внезапной смерти Гардинга он сам 2 августа 1923 года выдвинулся на пост президента. Приведение к присяге нового президента провел его отец, который был также мировым судьей, в своем доме в Плимуте. При свете керосиновой лампы Кулидж присягнул на семей­ной Библии. Эта передаваемая по радио скромная цере­мония представила президента как воплощение сельской, здоровой Америки.

Кулидж не имел харизмы политика, он не был ярко выраженным политическим лидером. Он являлся солид­ным представителем американского среднего слоя, эко­номным, немногословным в личном общении, старательным и непретенциозным. Для общественности, обеспокоенной скандалом Гардинга, он был «пуритани­ном в Вавилоне». Ему удивительно быстро удалось вос­становить целостность и репутацию федерального прави­тельства. В этом ему помогли хорошие отношения с прессой. Он был первым президентом, который созна­тельно использовал возможности радио, чтобы донести до слушателей свою политику. Кулиджа поддерживала его жена Грейс Анна Гудхью, бывшая учительница в школе для глухих, на которой 33-летний Кулидж же­нился в 1905 году и которая своим шармом, сердечностью и общительностью как первая леди завоевала сердца посетителей Белого дома.

Президентство Кулиджа пришлось на зенит экономи­ческого подъема двадцатых годов. Многим соотечествен­никам новый президент скоро казался символом и гаран­том длительного процветания. Своими взглядами на здоровое состояние страны, на необходимую экономию в правительстве, на благодатную действенность больших способностей он следовал господствующим тогда идеям и идеалам. Характерной для такого мышления была его речь перед издателями газет в Вашингтоне в январе 1925 года, в которой он заявил: «Главное дело амери­канского народа - это дело». Минимальное государственное вмешательство в экономическую жизнь и тесная неформальная кооперация правительства и большого биз­неса были характерными признаками времени Кулиджа.

Во внутренней политике, Кулидж, в основном продол­жал программу своего предшественника Гардинга. Он признал себя сторонником дальнейшего ограничения им­миграции, сохранения защитных пошлин в интересах американской промышленности, государственного регу­лирования кредитов для фермеров, приватизации судо­строения. Президент сохранил также кабинет, за исклю­чением уволенных, из-за скандала Гардинга, министра юстиции Доэрти и военного министра Уика.

В 1924 году Кулидж был вновь избран с большим преимуществом голосов. Он победил как кандидата демократов, консервативного адвоката с Уолл-стрит Джона У. Дэвиса, так и кандидата коалиции избирателей, состоящей из фермерских организаций, профсоюзов, гражданских и женских союзов, сенатора и реформато­ра из Висконсина Роберта М. Лафоллетта. Бывший пре­зидент Тафт сказал по поводу исхода выборов: «Эта страна не является страной для радикализма. Я думаю, что это действительно самая консервативная страна в мире».

Министр торговли Гувер выступил инициатором це­лого ряда законов, которые учитывали новые разработ­ки в воздушном сообщении, в радиовещании и в других областях. Наряду с законом о воздухоплавании следует назвать и закон о контроле радио 1927 года, который предусматривал государственный контроль частного ра­диовещания. Законом о проекте Боулдер-Каньон 1928 года было начато возведение в то время крупнейшей в мире плотины на реке Колорадо. Кулидж подписал эти ориентированные на будущее законы, которые, собственно, противоречили его позиции невмешательства, без особого восторга.

К позитивным внутриполитическим мероприятиям Кулиджа относится также предоставление права гражданства для американских индейцев в 1924 году. Но следует также упомянуть и негативную сторону итогов внутренней политики Кулиджа. Поощряемый в то время правительством неконтролируемый рост большого бизне­са и безгранично возрастающие спекулятивные сделки на бирже, на которые государство смотрело сквозь паль­цы, в определенной степени также обусловили остроту Великого кризиса 1929 года.

Правительство Кулиджа редко прислушивалось к за­ботам и нуждам фермеров и шахтеров. На многие издан­ные Конгрессом законы, направленные на реформы, пре­зидент наложил вето. Закон о дополнительных льготах для ветеранов войны был издан вопреки вето президен­та. Это не было случайностью, поскольку отношения между президентом и Конгрессом ухудшились за время пребывания его на посту, и Конгресс ставил президенту препоны при утверждении на должности вновь назна­ченных членов правительства или судей. Чрезвычайно пассивно Кулидж относился к дискриминации черных американцев. Расистскую организацию Ку-клукс-клан он публично критиковал только тогда, когда ее влияние уже пошло на убыль. Иммиграционный закон 1924 года усилил ограничения иммиграции. Регулирующие квоты для отдельных национальностей, ставили в невыгодное положение иммигрантов из Восточной и Южной Европы, причем совершенно преднамеренно. Иммиграция из Японии, не­смотря на возражения министра иностранных дел Хьюза, была полностью прекращена, что привело к значительному ухудшению американо-японских отношений.

Внешняя политика Кулиджа опиралась на экономи­ческую экспансию и на главенствующее промышленное и финансовое положение страны в двадцатых годах. Американские иностранные инвестиции (центр тяжести: Европа, Канада, Латинская Америка) достигли в конце этого периода 17 миллиардов долларов, т. е. объема ве­дущих до этого британских вкладов в зарубежных бан­ках и в иностранные ценные бумаги. Администрация Кулиджа на этой основе и дальше следовала консервативному интернационализму.

Организацию внешней политики Кулидж предоста­вил своему министру иностранных дел Чарльзу Хьюзу, а с 1925 года - Фрэнку Келлоггу. В вопросе репараций и военных долгов, основной проблеме европейской поли­тики того времени, с помощью плана Дауэса удалось в 1924 году при активном участии Америки урегулировать на новой основе германские репарационные платежи, благодаря чему стали возможны долгосрочные займы американских банков в Германии. Также в духе компро­миссного решения был урегулирован открытый вопрос военных долгов с союзниками США в мировой войне. Между 1923 и 1926 годами были заключены соглашения с Великобританией, Францией и еще одиннадцатью государствами, которые предусматривали долгосрочную выплату долгов при умеренной процентной ставке. Самым примечательным результатом внешней политики Кулиджа, явился пакт об отказе от войны 1928 года, иници­аторами которого были французский министр иностран­ных дел Аристид Бриан и министр иностранных дел Фрэнк Келлогт. Пакт Бриана - Келлогга был многосторонним до­говором, в который вошло более 60 стран. Подписавшие его отказывались от войны как средства национальной политики и внесли этим вклад в международно-правовую кодификацию отказа от насилия и временно успокоили международное положение. Чтобы действовать на дли­тельное время, пакту не хватало действенного механизма безопасности, который можно было бы применить в слу­чае нарушения договора.

В Латинской Америке Кулидж, с одной стороны, про­должил традицию военной интервенции в Центральной Америке и в районе Карибского моря и приказал амери­канской морской пехоте начать военные действия в Ни­карагуа в 1926 году. С другой стороны, он в 1924 году прекратил военное господство в Доминиканской Респуб­лике. Государственный департамент в 1926 году оказы­вал массивное политическое давление на Мексику и тре­бовал изменить те законы страны и законы, касающиеся нефти, которые называл «большевистскими», но Ку­лидж направил в качестве нового посла в Мехико своего друга по учебе Дуайта У, Морроу, которому на перего­ворах в 1928 году удалось примириться с мексиканским правительством. В январе 1928 года сам Кулидж, демон­стрируя дружеское отношение, принял участие в откры­тии 6-й интерамериканской конференции в Гаване. В том же году государственный департамент сформулиро­вал сначала внутренний меморандум о «Доктрине Мон­ро», в котором автор Джеймс Кларк младший опровер­гал тот факт, что «Доктрина Монро» может служить оправданием американской интервенции в полушарии. Так латиноамериканская политика Кулиджа наметила к концу его президентства новое начало, которое было про­должено его преемником Гувером.

В 1928 году администрация Кулиджа официально признала китайское национальное правительство Чан Кай-ши, возникшее в революционной гражданской войне, после того как за год до этого бомбардировкой Нанкина вмешалось в китайскую гражданскую войну. Однако Кулидж и государственный департамент непоколебимо твердо держались непризнания СССР, несмотря на расту­щие экономические отношения между обеими странами.

В августе 1927 года Кулидж неожиданно заявил, что не имеет намерения участвовать в выборах президента в 1928 году. Этим решением, основанным на личных и семейных причинах, он открыл своему министру торгов­ли Гуверу путь к выдвижению кандидатом и избранию новым президентом США.

Калвин Кулидж в годы его правления был чрезвы­чайно популярным президентом. Когда он покидал пост президента, страна наслаждалась экономическим про­цветанием и внутренним и внешним миром. В историчес­ких исследованиях Кулидж оценивается более критичес­ки. Он считался скорее посредственным президентом, который больше руководил своим ведомством, чем опре­делял события. Его традиционное понимание политики сильнее ориентировалось на опыт прошлого, чем на не­обходимость будущего.

Покинув Белый дом, он вновь поселился в Нортхэмптоне. Кулидж писал автобиографию, а также какое-то время регулярно статьи в газету, в которых выступал за индивидуализм, экономное ведение хозяйства и невме­шательство. Кулидж умер 5 января 1933 года в возрасте всего лишь 60 лет от последствий инфаркта.

При подготовке материала использовалась статья Петера Шефера "Пуританин в белом доме".